close

Publications

Key contacts
13 May 2015

Publication ″Yuridicheskaya Practika”. Commentary on the entry into force of the Law on protection of investors’ rights (in Russian)

Source: Publication ″Yuridicheskaya Practika". Commentary on the entry into force of the Law on protection of investors' rights (in Russian)

Старший юрист Sayenko Kharenko А.Николайчик: Закон уходит от формализма при распределении частных и публичных обществ. Главное не количество акционеров, а суть управления

8 мая 2015 года Президент Украины Петр Порошенко подписал закон № 289-VIII «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты прав инвесторов» №289-VIII (далее – Закон), основные положения которого вступят в силу 1 мая 2016 года. Закон вводит понятие производного иска (права акционера, владеющего 10% акций, подать иск в интересах общества о возмещении убытков против менеджмента компании), внедряет институт «независимых директоров» и детализирует регулирование сделок с заинтересованностью.

Александр Николайчик, старший юрист Sayenko Kharenko, так прокомментировал «Юридической практике» нововведения, которые нас ожидают с вступлением в силу Закона о защите прав инвесторов:

«Закон является одним из немногих примеров системного подхода в нынешнем законотворчестве. Отсутствие утилитарной цели и сиюминутного очевидного результата, зачастую определяющие «популярность» законодательного акта, могут стать причиной неадекватной оценки Закона. Так что же на самом деле меняет Закон и каков потенциальный эффект его действия на практике? Об этом ниже.

Основным лейтмотивом Закона стала борьба с так называемыми «квази-публичными компаниями» – формально «публичными» акционерными обществами, по своей экономической сути являющимися «частными» обществами мажоритарных акционеров. Очевидно, что реальный контроль над предприятием, в таком случае, принадлежит мажоритариям, в то время как миноритарные акционеры не просто не могут управлять обществом, но и являются своеобразным балластом для последнего. Для максимизации собственного дохода мажоритарный акционер, зачастую, стремится к уменьшению чистой прибыли общества (читай: дивидендов, выплачиваемых всем акционерам), и к увеличению объема сделок с другими своими предприятиями. Комбинация явно завышенных цен, не совсем выгодных условий и, возможно, не лучшего качества продукции, поставляемой «родными» структурами не идет на пользу обществу, но идет на пользу ее основному акционеру. Миноритарные акционеры, при этом, не только не принимают участия в управлении обществом, но и зачастую просто утрачивают любой интерес к компании, приносящей «сущие копейки». В результате создается ситуация, при которой мажоритарный акционер, будучи заложником формальных требований закона, вынужден содержать громоздкую структуру корпоративного управления, никаким образом не отражающуюся на реальных доходах миноритарных акционеров.

Что же предлагает Закон? Во-первых, он уходит от формализма при распределении частных и публичных обществ. Главное не количество акционеров, а суть управления. Если общество готово быть реально публичным, а именно, работать на увеличение своего капитала, наращивание показателей и, как результат, выплату прибыли акционерам, Закон выставляет обществу повышенные требования. Среди прочего, Закон вводит понятие независимого директора и устанавливает обязательное наличие минимум двух таких директоров в составе членов наблюдательного совета публичного общества или общества с государственной долей. Роль этих должностных лиц – следить за соблюдением интересов общества, а не конкретных акционеров. Для этого Закон изменил критерии определения сделок с заинтересованностью и, в случае заинтересованности всех остальных членов наблюдательного совета, возложил ответственность за принятие решений по таким сделкам на независимых директоров.

Далее, наряду с установлением ответственности должностных лиц за ущерб обществу, Закон вводит механизм производного иска – возможности акционеров привлечь нерадивых или наоборот, слишком находчивых, менеджеров к ответственности. Несмотря на довольно детализированное регулирование производных исков в Законе нововведение получило определенную долю критики со стороны судебных специалистов, которые довольно справедливо отмечают целый ряд возможностей для потенциальных злоупотреблений в процессе инициирования и рассмотрения дел. Остается верить, что скепсис процессуалистов не будет столь оправдан, а практика найдет способы пресекать такие поползновения или предоставит законодателю новое поле для деятельности».

Share:

More Publications
Show More