close

Publications

15 February 2016

It is impossible to design in a law even generic names of everything that would be invented sometime (in Russian)

Source: Zakon i biznes

Невозможно заложить в закон даже родовые названия всего, что будет когда-либо придумано

В законе есть список объектов авторского права, и он не исчерпывающий, также есть исчерпывающий список исключений. То есть, если я своим творческим трудом создаю что-то оригинальное, но его нельзя квалифицировать как литературное, художественное или музыкально произведение, то оно все равно защищается авторским правом.
Эмоциональные дискуссии о защите телеформатов, как в медиа, так и в профессиональной тусовке свелись к вопросу: «Телеформат – это объект интеллектуальной собственности или нет?». Но для меня эта ситуация – еще одно подтверждение, что право никогда не угонится за развитием реальных отношений в обществе, а тем более за техническим прогрессом.Однако если в более развитых странах право просто отстает, то когда они делятся своими новациями с нами, между жизнью и правом возникает пропасть.

Это важный момент! Как я уже сказал выше, невозможно заложить в закон даже родовые названия всего, что будет когда-либо придумано. Авторское право вообще очень устарело: если не считать аудиовизуальные произведения и компьютерные программы, то список возможных объектов не обновлялся с ХIХ века.

Вряд ли мои коллеги смогут прийти к единому определению телеформата, но им называют и то, что защищается авторским правом, и то, что не достаточно оригинально, по моему мнению. Тут важно подчеркнуть, что оригинальный телеформат можно сложить из вполне банальных объектов, но вместе в своей совокупности они будут результатом творческого труда и оригинальным произведением.

Телеформаты получили свое распространение на Западе, где их и начали продавать, а точнее давать платные разрешения на их использование. Иностранные судебные решения, которые я видел, не фокусируются на вопросах, есть ли в законе такой вид произведений или нет, они смотрят на наличие оригинальности, на добросовестность подражателя, на самостоятельность продукта подражателя.

В кейсе «Ревизор» vs«Инспектор» ответчики и даже апелляционный суд всерьез занимали позицию формализма и ссылались на то, что кадры из одного аудиовизуального произведения не использованы в другом, а значит нет использования; что телеформата нет в

списке объектов авторского права, который, напомню, вовсе не исчерпывающий. Справедливости ради, скажу, что истцы тоже ссылались на нарушение прав на типичный сценарий – то есть, делали попытку оперировать понятиями ХIХ века. Видимо пытались быть более понятными Фемиде.

Подводя итог, главный вопрос в том, взял ли «Инспектор» у «Ревизора» лишь идею и создал свое оригинальное произведение, или лишь модифицировал. Тут каждый зритель сам сделает для себя вывод, самостоятельный ли труд «Инспектор» или пераработка.

Share:

More Publications
Show More