close

Новости

23 февраля 2015

Brands Update. Февраль 2015 года

 

МЕДИА БРЕНДЫ: Инспектор Фреймут не прошла инспекцию Ревизора

Недавним решением хозяйственного суда в споре между двумя украинскими телеканалами была сформирована практика защиты прав на медиа проекты (в данном случае: реалити-шоу, в котором ведущая в режиме реального времени осуществляет проверку качества предоставления услуг учреждениями сферы обслуживания: гостиницы, рестораны). Это решение фактически устанавливает критерии защиты авторских прав на медиа-проект, а также критерии, по которым идеи и концепции медиа проектов (не защищаются авторским правом) можно отличить от использования формы произведения (его элементов), права на которое принадлежат другому лицу.

Истец утверждал, что он является владельцем исключительных имущественных авторских прав на аудиовизуальное произведение «Ревизор» («Аудиовизуальное произведение») и литературное произведение «Типовой сценарий телевизионной передачи «Ревизор» («Типовой сценарий»). В течение сентября 2014 г. Ответчик осуществлял трансляцию телевизионной программы под названием «Инспектор Фреймут» используя аналогичную идею шоу. Ведущей телевизионных программ «Ревизор» и «Инспектор Фреймут» фактически является одно и то же лицо (Фреймут Ольга).

Истец утверждал, что передача «Инспектор Фреймут» создана путем незаконной переработки Аудиовизуального произведения и Типового сценария и тем самым нарушает его имущественные авторские права. Истец также предоставил перечень частей произведений, использованных при создании передачи «Инспектор Фреймут».

Ответчик с указанными доводами не согласился, пояснив, что идея использованная в программе «Ревизор» не является новой в мире, более того, любые идеи, концепции не являются предметом правовой охраны авторского права. Также Ответчик утверждал, что телевизионная программа не может быть производной от литературного произведения, о чем утверждал истец.

В деле была назначена судебная экспертиза, в ходе которой выпуски программы «Ревизор» и Типовой сценарий сравнивались с выпусками программы «Инспектор Фреймут». Проведя сравнительный анализ, эксперт пришел к выводу, что в программе «Инспектор Фреймут» использован ряд элементов формы программы «Ревизор», которые являются самостоятельными и охраняются авторским правом (образ ведущей, характер проверки, ход сюжетных действий обеих передач, структура передачи, критерии проверки заведений, финальный результат проверки заведений). Также суд указал, что элементами литературного художественного произведения, охраняемыми авторским правом, являются элементы его внутренней формы (композиция произведения, его структура, художественные образы), а также внешней формы (язык, словарный состав, стиль речи и т.д.).

Учитывая заключение эксперта, суд удовлетворил требования истца, фактически запретив дальнейшую трансляцию телевизионной передачи «Инспектор Фреймут». С ответчика также было взыскано компенсацию в пользу истца за нарушение авторских прав в размере около 1 млн. грн.

Последствия

Указанным решением фактически определяется перечень и подход к оформлению документов, которые дают возможность дальнейшей защиты имущественных авторских прав на медиа-проекты (в частности в случаях перехода именитых ведущих известных телепередач с одного телеканала на другой). Кроме того, определенные в судебном решении критерии, по которым идеи и концепции возможно отличать от использования формы произведения (его элементов), могут однозначно влиять на дальнейшую судебную практику в аналогичных спорах.

ФРАНЧАЙЗИНГ: Дерегуляция франчайзинга в Украине

12 февраля Украинский Парламент принял Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно упрощения условий ведения бизнеса (дерегуляция)». Вышеуказанный Закон, кроме всего прочего, исключал положения Гражданского и Хозяйственного кодексов Украины, в соответствии с которыми с января 2004 года требовалась государственная регистрация договоров коммерческой концессии (франчайзинга).

Необходимость такой регистрации была предметом многолетней дискуссии и причиной формирования неоднозначной судебной практики, а соответствующий Порядок государственной регистрации договоров коммерческой концессии (субконцессии) был принятМинистерством юстиции Украины лишь в конце 2014 года. В рамках дерегуляции осуществления предпринимательской деятельности данным Законом было исключены из законодательства положения, в соответствии с которыми требовалась регистрация договоров коммерческой концессии (франчайзинга).

Закон вступит в силу после его подписания Президентом и официального опубликования.

ТОРГОВЫЕ МАРКИ: Неформальный подход суда к вопросу регистрации торговых марок дистрибьютором

В январе 2015 Высший хозяйственный суд Украины («ВХСУ») принял решение в споре между иностранным производителем — израильской компанией («Производитель») и его украинским дистрибьютором («Дистрибьютор»), который зарегистрировал торговые марки Производителя на свое имя и впоследствии передал права на них кипрской компании. ВХСУ не согласился с формальным подходом судов низших инстанций к правомерности такой регистрации торговых марок Дистрибьютором, а также последующей передачи прав на них без согласия производителя и указал на необходимость исследования всей совокупности обстоятельств.

Обстоятельства дела

Согласно условиям дистрибьюторского договора («Договор») между Производителем и Дистрибьютором, Производитель должен признаваться единственным владельцем каждой отдельной и всех вместе торговых марок на продукцию, а Дистрибьютор обязался обладать правом официально регистрировать торговые марки на усмотрение Производителя. Позже между Производителем и Дистрибьютором было заключено Приложение к Договору, в котором, помимо прочего, было указано, что (і) Производитель предоставляет Дистрибьютору разрешение зарегистрировать принадлежащие ему торговые марки на свое имя, а последний подтверждает, что все права интеллектуальной собственности, включая и право регистрировать торговые марки, являются исключительной собственностью Производителя; а так же, что (ii) регистрация торговых марок Дистрибьютором должна осуществляться по поручению Производителя.

Дистрибьютором были зарегистрированы торговые марки, права на которые были впоследствии переданы кипрской компании.

Производитель обратился с иском в суд, требуя признать недействительной регистрацию торговых марок и дальнейшую передачу прав на них. Производитель утверждал, что Дистрибьютор не получал полномочий распоряжаться торговыми марками по своему усмотрению и неправомерно передал их кипрской компании. Кроме того, Производитель настаивал на том, что соответствующие торговые марки являются такими, которые могут ввести в заблуждение относительно производителя, а также зарегистрированы вследствие подачи заявлений, нарушающих прав других лиц. Дистрибьютор, в свою очередь, утверждал, что правомерно зарегистрировал торговые марки на свое имя и передал их новому владельцу.

Суды первой и апелляционной инстанции отказали Производителю в удовлетворении его требований, утверждая, что в соответствии с положениями ст. 6septies Парижской Конвенции, Производитель дал согласие на такую регистрацию, а, соответственно, его права не нарушены.

Не соглашаясь с выводами судов нижестоящих инстанций, ВХСУ отметил, что суды не должны были ограничиваться формальной отсылкой на предоставленное Производителем согласие на регистрацию торговых марок от имени Дистрибьютора, а исследовать всю совокупность связанных с этим обстоятельств. В частности суды должны были прийти к конечному выводу о том, действительно ли вопрос регистрации спорных объектов интеллектуальной собственности в Украине от имени Дистрибьютора был согласован сторонами, то есть, действительно ли есть основания считать, что Производитель предоставил Дистрибьютору разрешение на такую регистрацию и действительно ли Дистрибьютор в дальнейшем имел правовую возможность передать имущественные права на спорные марки другому лицу.

Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Последствия

Ожидается, что окончательное решение по делу даст более четкое понимание критериев того, что можно считать «согласие» в понимании ст. 6septies Парижской Конвенции. Однако вывод, который можно сделать уже сегодня, является то, что так называемые catch-all положения договоров в Западном стиле могут нести значительные риски для правообладателей. Можно утверждать, что обеспечение максимального самостоятельного юридического контроля над портфелем интеллектуальной собственности пока не имеет себе альтернативы.

КОНТРАФАКТ: Приговор для контрольной закупки

Приговором одного из местных судов оправдано частного предпринимателя («Подсудимый»), который осуществлял реализацию пестицидов с использованием торговой марки «SYNGENTA», которая принадлежит известному швейцарскому производителю продукции для защиты растений, чем нанес ущерб последнему. Указанный приговор является довольно показательным относительноважности надлежащего сбора и формирования доказательств для привлечения виновных лиц к уголовной ответственности за реализацию контрафакта и незаконное использование торговой марки.

Обстоятельства дела

В рамках открытого уголовного производства работникам милиции стало известно, что Подсудимый осуществляет реализацию контрафактных пестицидов под торговой маркой «SYNGENTA». На этом основании работниками милиции принято решение о проведении контрольной закупки.

В ответ на телефонный заказ работников милиции о приобретении в Подсудимого соответствующей продукции Syngenta он пообещал, что поинтересуется где ее можно приобрести. В дальнейшем Подсудимым совершены действия по получению контрафактной продукции Syngenta в неустановленного знакомого, перевозки и хранения в месте контрольной закупки с целью дальнейшего предложения к продаже. Самой продажи продукции фактически не было осуществлено, так как во время контрольной закупки Подсудимый отказался осуществлять продажу. Причиной отказа стали подозрения Подсудимого относительнопокупателя.

Несмотря на отказ в продаже, Подсудимый был задержан. В ходе осмотра автомобиля Подсудимого было обнаружено 25 канистр пестицида Syngenta с признаками подделки. Факт подделки был подтвержден правообладателем. Была также проведена экспертиза объектов интеллектуальной собственности, которой было подтверждено, что обозначение «syngenta»,нанесенное на контрафактную продукцию,и торговая марка «SYNGENTA», принадлежащая правообладателю являютьсятакими что их можно спутать.

Подсудимый свою вину в совершении преступления по незаконному использованию торговой марки Syngenta отрицал. В частности, подсудимый утверждал, что (i) он никогда до этого не занимался реализацией продукции Syngenta и работники милиции спровоцировали его к совершению преступления; (ii) при получении продукции от неустановленного знакомого последний ему не сообщал, что такая продукция является фальсифицированной; (iii) доказательства вины Подсудимого являются недопустимыми, поскольку были получены с нарушением уголовного процессуального законодательства. Указанная в приговоре легенда (объяснения) Подсудимого об отсутствии его вины (потеря контактной информации лица,которое продало ему контрафакт, отсутствие информации, что продукция является контрафактной) фактически не подтверждалась никакими доказательствами. Кроме того, подсудимый утверждал, что проведенная экспертиза объектов интеллектуальной собственности свидетельствует в его пользу, поскольку фактически подтверждает, что Подсудимый не имел возможности установить, что товар является контрафактным.

Рассмотрев дело и предоставленные доказательства, суд согласился со всеми указанным выше утверждениями Подсудимого и принял оправдательный приговор.

Выводы

Возможно говорить о том, что указанным приговором фактически сформирован контрольный перечень доказательств и действий, которые необходимы для привлечения виновных лиц к ответственности за распространение контрафакта:

(і) Необходимость осуществления более тщательной подготовки к сбору доказательств, а также более тесного взаимодействия правообладателя с правоохранительными органами, в частности подготовки эффективного плана действий по осуществлению контрольной закупки.

(ii) Важность выявления всей сети контрафактного производства (ее соответствующей части) в рамках контроля правоохранительными органами за совершением преступления (производители, лица, осуществляющие перепродажу).

(iii) Необходимость сбора доказательств, подтверждающих отсутствие подстрекательства к совершению преступления, а также о том, что подсудимый знал или мог знать о том, что товар является контрафактным.

За дополнительной информацией обращайтесь к Александру Падалке или Олегу Климчуку или пишите нам на Brand-protection-team@sk.ua.

*Фото — novy.tv1plus1.ua

Поделиться:

Больше Новости
Показать больше