close
МЕНЮ

Новости

Ключевые контакты
30 октября 2015

Brands Update. Oктябрь 2015

В этом номере Brands Update мы рассматриваем практику административных судов в отношении того, каким же объектам интеллектуальной собственности Государственной фискальной службой может быть отказано во внесении их в Таможенный реестр прав интеллектуальной собственности, а также новую практику судов по защите авторского права.

ЗАЩИТА НА ГРАНИЦЕ. Не все полезные модели полезны для Таможенного реестра

Административный суд признал правомерным отказ Государственной фискальной службы Украины внести четыре патента на полезные модели в Таможенный реестр прав интеллектуальной собственности (далее — Реестр) в связи с невозможностью их идентифицировать при таможенном оформлении. Указанным решением сформирована практика, согласно которой в Таможенный реестр могут быть внесены только те полезные модели, объектами которых являются продукты (товары), а не процессы (способы). Внесение полезных моделей в Реестр теперь будет требовать более тщательной подготовки.

В указанном споре истец обратился в суд с иском к Государственной фискальной службы Украины (далее — ДФС) о признании противоправными действий ДФС касательно отказа во внесении в Таможенный реестр патентов на полезные модели и требованием включить их в реестр.

Как было установлено судом, истец обратился в ДФС с заявлениями о включении в Реестр четырех патентов на полезные модели, которые охраняют способы упаковки продовольственного сырья.

Письмом ДФС истцу было сообщено об отказе во включении полезных моделей в Реестр. Отказ обоснован отсутствием характерных признаков, которые могут быть проконтролированы таможенными органами в процессе идентификации товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, при их перемещении через таможенную границу Украины, или невозможностью их идентификации методами, предложенными правообладателем (невозможностью идентификации объекта в конкретном товаре).

Суд также отметил, что объектами этих полезных моделей являются способы (процессы), а не продукты (товары). Соответственно, идентификация таких способов должна осуществляться в хронологическом порядке использования признаков по формулам этих полезных моделей.

Таким образом, для идентификации обнаруженных объектов должностным лицам таможенных органов необходимо иметь возможность отслеживать в процессе таможенного контроля все признаки, определенные формулами вышеупомянутых полезных моделей, что невозможно, поскольку таможенные процедуры при перемещении товаров через таможенную границу Украины осуществляются исключительно в зонах таможенного контроля и не могут охватить все этапы применения способов, которые охраняются указанными патентами.

Суд также принял как надлежащие доказательства информацию о других полезных моделях, информация о которых внесена в Реестр. Суд отметил, что объектами таких моделей являются именно продукты (товары), а не процессы (способы).

С учетом вышеуказанного суд отказал в удовлетворении иска и признал действия ДФС законными.

АВТОРСКОЕ ПРАВО. Что нового в судебной практике для правообладателей, издателей и изготовителей издательской продукции?

Недавняя практика разрешения споров в сфере защиты авторского права пополнилась дополнительными важными «прецедентами», о которых будет важно знать как правообладателям при совершении действий по защите своих прав, так и лицам, которые в своей деятельности сталкиваются с использованием объектов авторского права. В частности, для правообладателей становиться более важным отправление нарушителям писем-предупреждений о нарушении их прав, иначе действия правообладателя могут рассматриваться судом как злоупотребление правом. Также снова для правообладателей актуализируется вопрос, какими же доказательствами доказать факт нарушения авторского права конкретным нарушителем? Для типографий и полиграфических предприятий актуализируется необходимость проверки того, получил ли издатель права на использование объектов авторского права. Также важной является позиция судов, согласно которой ответственность за нарушение авторского права не может быть ограничена или отменена договором.

  • Злоупотребление правом. Одним из недавних решений суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска правообладателя, который обратился в суд с требованием о взыскании компенсации за нарушение авторских прав на персонажей аудиовизуального произведения. Как было установлено судом, ответчик по делу осуществлял распространение блокнотов с изображением персонажей аудиовизуального произведения. Указанное нарушение прав правообладателя было зафиксировано путем покупки у ответчика товаров, нарушающих авторские права, что подтверждается товарными чеками. Отказывая в удовлетворении иска, суд отметил, что после первого факта продажи блокнотов с изображением персонажей аудиовизуального произведения истец (или его представитель) не сообщил ответчику об имеющихся у него правах и не обратился к ответчику с требованием о прекращении такой реализации или с любыми другими требованиями о прекращении нарушения авторского права истца, что свидетельствует о нарушении со стороны истца пределов осуществления своих прав, а именно, о злоупотреблении правообладателем своими правами.
  • Доказательства нарушения авторского права. Высший хозяйственный суд Украины отказал в удовлетворении кассационной жалобы правообладателя аудиовизуального произведения и согласился с позицией апелляционного суда, который отказал правообладателю в удовлетворении иска о взыскании компенсации за нарушение авторского права. Истец утверждал, что ответчик нарушил принадлежащие ему права интеллектуальной собственности на персонажа аудиовизуального произведения путем продажи в магазине ответчика сумки с изображением персонажа. Нарушение подтверждалось приобретенным образцом контрафактного товара и фискальным чеком. Исследовав обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что предоставленный истцом чек подтверждает только факт продажи ответчиком какой-то сумки стоимостью 28,85 грн. Однако этот чек, согласно предписаний ст. 34 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, не может быть признан судом надлежащим доказательством продажи именно сумки с изображением вышеупомянутого персонажа, а, следовательно, и нарушения принадлежащих истцу авторских прав именно ответчиком. Суд также не признал надлежащим доказательством фото сумки, поскольку на нем изображена только сумка с изображением персонажа, да и само фото, как и сумка, находящиеся в материалах дела, ничего не доказывают.
  • Расширение ответственности изготовителя издательской продукции. В течение длительного времени считалось, что изготовители издательской продукции не являются ответчиками по делам о нарушении авторских прав, если они не превысили заказанный тираж произведения. Это объяснялось тем, что изготовитель выполняет чисто технические функции. Однако недавно судебной практикой был несколько пересмотрен установленный подход. Пересматривая решение суда первой инстанции, апелляционный суд пришел к выводу, что изготовитель издательской продукции будет нести ответственность не только в случае, когда превышен заказанный тираж произведения, но и когда выполнен заказ издателя без разрешения правообладателя. В таком случае суд исходил из общего принципа, что ответчиком по делу о защите авторского права является лицо, своими действиями нарушившее авторские права. Судом также не был принят во внимание тот факт, что договором между издателем и изготовителем было предусмотрено, что ответственность за нарушение авторских прав несет издатель (заказчик). В последнем случае суд указал, что установленная законом ответственность за нарушение авторского права не может быть ограничена или отменена договором. С учетом указанного, суд не нашел оснований для полного освобождения от ответственности изготовителя, однако уменьшил размер одноразовой компенсации.

За более дательной информацией, пожалуйста, обращайтесь к Александру Падалке или Олегу Климчуку.

Поделиться:

Больше Новости
Показать больше