close

Новости

Ключевые контакты
4 февраля 2019

BRANDS & TRENDS 2019, Выпуск 1

НЕДОБРОСОВЕСТНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ. Защита коммерческой тайны от недобросовестной конкуренции на подъеме. Новый тренд защиты?

Антимонопольный комитет Украины (АМК) недавно примкнул к условной лиге государственных органов, осуществляющих защиту коммерческой тайны, приняв первое в своей истории решение касательно защиты субъекта хозяйствования от неправомерного использования его коммерческой тайны конкурентом. Несмотря на то что лица, которым был нанесен ущерб неправомерным использованием коммерческой тайны, более десяти лет имели возможность обращаться в АМК с заявлениями о защите от недобросовестной конкуренции в соответствии со статьями 16—19 Закона Украины «О защите от недобросовестной конкуренции», либо им не было известно о таких возможностях, либо они были скептически настроены по отношению к таким перспективам, и, следовательно, такая возможность не была для них приоритетной. Недавний успех в деле, которое мы рассмотрим ниже, может сформировать в Украине новую тенденцию касательно защиты коммерческой тайны от ее неправомерного использования (будь то отдельное разбирательство или вместе с судебным процессом или расследованием уголовного правонарушения).

Обстоятельства дела

В 2015 году ООО «ТВК ВЕКТОР-ВС», дистрибьютор электротехнической продукции (далее — Заявитель), подал в АМК заявление о защите от недобросовестной конкуренции против своего конкурента ООО «Эргон-Электрик» (далее — Ответчик), заявляя о неправомерном использовании последним его коммерческой тайны. Ответчик был учрежден двумя бывшими сотрудниками Заявителя (финансовым директором и главным инженером), которые уволились, чтобы заняться собственной коммерческой деятельностью на том же рынке (дистрибуция электротехнической продукции).

В ходе расследования АМК установил, что эти два бывших сотрудника Заявителя имели доступ к его коммерческой тайне. Указанной коммерческой тайной среди прочего были сведения о клиентах/поставщиках, себестоимость продукции, размер торговой наценки, условия и характер договоров и контрактов с поставщиками и клиентами и сведения об уровне доходов. Оба бывших сотрудника подписали с Заявителем документ под названием «Соглашение обязательство о сохранении коммерческой тайны и конфиденциальной информации» (далее — Соглашение о неразглашении), согласно которому они обязывались не раскрывать коммерческую тайну и конфиденциальную информацию в течение срока трудовых отношений с Заявителем, а также в течение трех лет после их завершения. Трудовые отношения были прекращены в декабре 2014 года. Вскоре после этого (январь 2015 года) два бывших сотрудника Заявителя учредили собственную компанию, и в мае 2015 года началась активная коммерческая деятельность Ответчика. Через несколько месяцев два зарубежных производителя электротехнической продукции и некоторые бизнес-партнеры Заявителя уведомили последнего, что они начали сотрудничать с Ответчиком и/или что Ответчик в настоящее время является дистрибьютором их продукции. Этих фактов оказалось достаточно для того, чтобы Заявитель доказал недобросовестное конкурентное преимущество, полученное Ответчиком в результате неправомерного использования коммерческой тайны.

Факт неправомерного копирования коммерческой тайны (то есть ее хранение на компьютерном оборудовании) был также подтвержден заключениями экспертов, в том числе компьютерно-технической экспертизой. Заключения экспертов были получены в ходе досудебного расследования в уголовном производстве касательно неправомерного использования коммерческой тайны, инициированном Заявителем в отношении двух его бывших сотрудников параллельно с рассмотрением дела в АМК.

Ответчик пытался доказать, что коммерческая информация, являющаяся предметом спора, не относится к коммерческой тайне, так как на момент прекращения трудовых отношений Заявитель не утвердил внутреннее положение о коммерческой тайне, а также отсутствовал приказ руководителя Заявителя об установлении коммерческой тайны и определении перечня сведений, которые составляют коммерческую тайну. Ответчик также утверждал, что часть коммерческой информации, являющейся предметом спора, доступна для ознакомления на веб-сайте. АМК не согласился с Ответчиком и решил, что заключенное Соглашение о неразглашении устанавливает достаточный режим защиты коммерческой тайны. АМК также установил, что информация, размещенная на веб-сайте Заявителя, отличается от коммерческой информации, которую Заявитель считает своей коммерческой тайной.

АМК пришел к выводу, что действия Ответчика являются недобросовестной конкуренцией в виде неправомерного использования коммерческой тайны (статья 19 Закона Украины «О защите от недобросовестной конкуренции»). АМК наложил на Ответчика штраф (около 12 000 евро в гривневом эквиваленте) и обязал Ответчика прекратить неправомерное использование коммерческой тайны Заявителя.

Каковы последствия?

Принятое решение является важным и положительным для бизнеса сигналом о том, что АМК готов расследовать дела касательно неправомерного использования коммерческой тайны и демонстрировать гибкость по отношению к доказательствам для обеспечения надлежащего режима защиты коммерческой тайны (например, соглашения о защите коммерческой тайны может быть вполне достаточно). Безусловно, успех в вышеупомянутом деле не был бы возможен без активной позиции Заявителя, которая значительно упростила работу АМК во время проведения расследования недобросовестной конкуренции.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ vs НЕДОБРОСОВЕСТНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ. Антимонопольный комитет Украины изложил позицию, когда внесение объектов интеллектуальной собственности в Таможенный реестр объектов права интеллектуальной собственности является недобросовестной конкуренцией

В нашем Brands & Trends за февраль 2017 года мы рассматривали дело о недобросовестной конкуренции, когда попытки собственника объемного знака для товаров и услуг в виде губки для мытья посуды (3D-знак) были признаны недобросовестной конкуренцией по отношению к его конкурентам. С того времени законодательство об интеллектуальной собственности и законодательство о защите от недобросовестной конкуренции продолжают «конфликтовать» в стенах AMК, при этом пытаясь выработать оптимальные правила для совместного применения. В своем недавнем решении от декабря 2018 года АМК использовал новый подход касательно вопроса злоупотребления правами интеллектуальной собственности на запатентованную полезную модель его собственником по отношению к конкуренту. Внесение запатентованной полезной модели в Таможенный реестр объектов права интеллектуальной собственности (далее —Таможенный реестр) было определено АМК таким образом, что это препятствует импорту конкурирующих товаров в Украину и, следовательно, признано недобросовестной конкуренцией.

Обстоятельства дела

В 2013 году «Укрферротрейд», украинский дистрибьютор сельскохозяйственной техники и оборудования (далее — Заявитель), обратился в АМК с заявлением о том, что деятельность компании «Электромотор» (далее — Ответчик), украинского производителя электротехнической продукции, включая кормоизмельчители, является недобросовестной конкуренцией. Заявитель утверждал, что Ответчик злоупотребляет своими правами интеллектуальной собственности на запатентованную полезную модель — кормоизмельчитель (далее — Запатентованный измельчитель).

Причиной подачи Заявителем заявления о защите от недобросовестной конкуренции стал возникший спор с Ответчиком в отношении приостановления таможенного оформления импорта кормоизмельчителей из Китая представителем Заявителя, оформления украинскими таможенными органами протокола о нарушении таможенных правил (нарушение прав интеллектуальной собственности Ответчика на Запатентованный измельчитель во время таможенного оформления) и дальнейшей принудительной продажи изъятых кормоизмельчителей китайского производства. До подачи заявления в АМК Заявитель также подал судебный иск против Ответчика о признании недействительным патента на полезную модель на Запатентованный измельчитель. Решение суда первой инстанции было не в пользу Заявителя. Суд отказал в иске.

На первый взгляд, Ответчик был прав в своих попытках защитить права интеллектуальной собственности на Запатентованный измельчитель от нарушения, а также от импорта аналогичных кормоизмельчителей из Китая в Украину. Патент на полезную модель на Запатентованный измельчитель был выдан в августе 2005 года (то есть примерно за семь лет до начала спора), поэтому требование Ответчика приостановить таможенное оформление импорта и внесение Запатентованного кормоизмельчителя в Таможенный реестр в целом выглядело вполне обоснованным, законным и мотивированным.

Однако выяснилось, что в бочке меда была ложка дегтя. Когда импортированные кормоизмельчители уже были конфискованы таможенными органами, Заявитель обратился в ГП «Украинский институт интеллектуальной собственности» с ходатайством о проведении квалификационной экспертизы Запатентованного кормоизмельчителя. (Примечание — как правило, в отношении полезных моделей проводится только формальная экспертиза, однако по запросу заинтересованного лица может проводиться квалификационная экспертиза). Патентное ведомство пришло к заключению, что патент на Запатентованный измельчитель не соответствует такому критерию патентоспособности, как новизна. Это заключение стало основанием для судебного иска Заявителя касательно признания недействительным патента на полезную модель на Запатентованный измельчитель. Хотя решение суда первой инстанции было не в пользу Заявителя, суд апелляционной и кассационной инстанций согласился с позицией Заявителя и отменил решение суда первой инстанции, то есть признал недействительным патент на полезную модель на Запатентованный измельчитель. В своем решении суд апелляционной инстанции указал, что, используя Запатентованный измельчитель, Ответчик ограничивал хозяйственную деятельность Заявителя.

Дальнейшие действия Ответчика в отношении продолжения срока регистрации Запатентованного измельчителя в Таможенном реестре на этапе рассмотрения спора о признании недействительным патента на полезную модель судом кассационной инстанции, а также не уведомление Ответчиком таможенных органов, когда суд кассационной инстанции оставил в силе решение суда апелляционной инстанции, в достаточной степени способствовали признанию действий Ответчика недобросовестной конкуренцией. АМК заключил, что действия Ответчика являются недобросовестной конкуренцией согласно статье 15 Закона Украины «О защите от недобросовестной конкуренции» (достижение неправомерных преимуществ в конкуренции) и наложил на Ответчика штраф в размере 31 000 евро в гривневом эквиваленте.

Напоминание для правообладателей

Само собой разумеется, что патент на промышленный образец, полезную модель или изобретение обеспечивает почти монопольные права, и оспаривание этого status quo в судебном порядке требует значительных ресурсов. Однако это дело в значительной степени подтверждает то, что уже известно о потенциальных рисках, когда собственник запатентованного промышленного образца, полезной модели или изобретения решает активно защищать свои права интеллектуальной собственности. Правообладатель должен обращать внимание на «силу» патента, прежде чем приступать к активной защите своих прав интеллектуальной собственности, в том числе когда речь заходит о защите прав интеллектуальной собственности на границе. Подача заявления о защите от недобросовестной конкуренции в АМК теперь является еще одним «оружием» в арсенале конкурентов. Этот способ защиты никогда не использовался ранее, но может обрести популярность в ближайшем будущем.

За более дательной информацией, пожалуйста, обращайтесь к Александру Падалке или Олегу Климчуку. Информационный бюллетень подготовлен при содействии юриста Павла Ковальчука.

Информация, которая содержится в этом информационном бюллетене, предназначена только для общих информационных целей и не является юридической или другой помощью, и не следует полагаться на нее как на такую, которая может заменить профессиональную юридическую консультацию, предоставленную с учетом конкретных обстоятельств дела.

Поделиться:

Больше Новости
Показать больше