close
МЕНЮ

Публикации

Ключевые контакты
27 июля 2021

Риски госбанков. Шесть опасных норм банковского закона 4367, принятого для МВФ

Источник: Новое время. Бизнес
Одним из условий получения очередного транша МВФ было принятие закона 4367. Изначальная цель этого закона была в устранении недостатков существующего корпоративного управления в банках. НВ Бизнес, проанализировав этот закон, выяснил, что некоторые нормы могут свести на нет уже проведенную корпоративную реформу в банках

Сейчас на подписании у президента Украины Владимира Зеленского находится «банковский» закон 4367, который Верховная Рада приняла 30 июня 2021 года. Документ принят в рамках выполнения условий по 18-месячной программе stand-by МВФ на 5 миллиардов долларов для получения второго транша.

Согласование закона в комитете Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики, исходя из видеозаписи, происходило в хаосе и сопровождалось звонками членов комитета представителям МВФ в попытке выяснить: согласовывали ли они текст законопроекта или нет. А также стенаниями некоторых народных депутатов по поводу независимости Украины. В этой суматохе в закон внесли несколько критических правок, противоречащих требованиям МВФ. Представитель НБУ заявил, что МВФ замечаний по законопроекту не дал.

Группа депутатов пыталась убрать позицию первого заместителя председателя НБУ, что, по мнению парламентариев, позволило бы уволить Катерину Рожкову, однако эта правка не прошла комитет.

Власти взяли на себя обязательство совместно с МВФ и Всемирным банком внести изменения в закон о банковской деятельности. Украина должна устранить пробелы в корпоративном управлении.

Принятый закон 4367 внедряет новую структуру капитала (включая буферы капитала), чтобы повысить способность банка поглощать убытки, а также дополнительные требования к членам совета и правления банка. Так, Национальному банку Украины (НБУ) предоставляется право устанавливать банкам индивидуальный размер экономических нормативов в зависимости от рискованности деятельности и право требовать изменения персонального состава наблюдательного совета (НС) или правления банка, если текущий состав этих органов не способен обеспечивать эффективное управление и контроль деятельности банка.

Также закон добавляет еще одного члена правления НБУ к шести имеющимся, который будет отвечать за небанковские учреждения и позволит НБУ создавать подразделения в иностранных юрисдикциях.

Закон уточняет отдельные нормы относительно консолидированного надзора за банковскими группами, лицензирования банков, согласования приобретения существенного участия в банках и требований к их структурам собственности.

Но наряду с этим закон пострадал от правок, которые наполнили его нормами, позволяющими финансировать скрытые интересы НБУ и взять под политический контроль государственные банки.

«Рада приняла скандальный законопроект, способный сорвать сотрудничество с МВФ и разрушающий все достижения корпоративного управления. Закон ожидает подписания у президента, но президенту лучше его ветировать. Закон вносит множество грязных поправок, которые даже не анонсировались, и мало кто понял, зачем это делается», — сказал НВ Бизнес осведомленный источник в одном из государственных банков.

НВ Бизнес выяснил, о каких правках идёт речь и как они угрожают корпоративной реформе на банковском рынке.

Госбанки готовят к работе без наблюдательных советов

Законодатели предусматривают возможность правлению банка принимать решения без НС, если нет необходимого количества членов совета. Эти изменения являются наиболее опасными, так как могут уничтожить ту корпоративную реформу, которая уже была проведена в государственных банках.

Так, в статье 38 появляется следующий абзац: «В случае если совет банка не сформирован в составе, минимально необходимом в соответствии с законодательством Украины, правление банка имеет право принять решение о вынесении на рассмотрение общего собрания акционеров банка любой вопрос, которой законом или уставом отнесен к исключительной компетенции совета банка. Общее собрание акционеров банка вправе рассмотреть такой вопрос и принять решение по нему».

Глава комитета Верховной Рады Украины по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев заверил НВ Бизнес, что эта норма не несет рисков. «Смотрите, закон действует для всех банков. И норма правильная. А как вы хотите? Парализовать работу коммерческого банка, если нет набсовета?» — сказал он. Гетманцев добавил, что для госбанков это уже фактически есть в действующей редакции. «Вопросы, относящиеся к исключительной компетенции наблюдательного совета государственного банка, не могут решаться другими органами управления государственного банка, кроме вынесения на рассмотрение высшего органа вопроса о предоставлении согласия на совершение крупной сделки в соответствии с пунктом 1 части 22 настоящей статьи», — ответил он.

Источник в банковских кругах в комментарии НВ Бизнес предупредил, что «наличие этой нормы в законе позволяет манипулировать ей». «Этой нормой могут все госбанки нагнуть», — опасается он.

Партнер Sayenko Kharenko Александр Николайчик успокаивает, утверждая, что эти изменения не должны коснуться государственных банков. «Статья 38 закона о банках касается общего собрания акционеров банка — то есть это общая статья, регулирующая деятельность всех банков. Что касается государственных банков, есть специальная статья 7 закона о банках, согласно которой положения закона о банках распространяются на государственные банки с учетом особенностей, установленных статьей 7. Иными словами, положения, которые не соответствуют статье 7, не могут применяться к государственным банкам», — отметил юрист.

По словам Николайчика, во-первых, статья 7 не предусматривает такого органа управления государственного банка, как общее собрание акционеров, зато функции высшего органа управления государственного банка осуществляет Кабинет Министров Украины. «Во-вторых, статья 7 не только конкретно определяет исключительную компетенцию высшего органа, но и прямо предусматривает, что высший орган не имеет права принимать решения по вопросам деятельности государственного банка, не относящиеся к его исключительной компетенции», — сказал он.

Впрочем, Николайчик отметил, что в последнее время появляется все больше законодательных инициатив, которые в той или иной степени предлагают усилить влияние государства на управление государственными компаниями, в уставном капитале которых государство владеет долей в более чем 50 %. Последним примером является законопроект 5593-д, который сейчас готовится к рассмотрению Верховной Радой во втором чтении и который, среди прочего, предлагает закрепить в законе Об управлении объектами государственной собственности следующие принципы:

  • если наблюдательный совет в госкомпании не сформирован, до момента его образования такие полномочия осуществляются соответствующими государственными органами, кроме полномочий по подготовке и проведению общего собрания, которые осуществляются исполнительным органом. При этом четко непонятно, при каких обстоятельствах наблюдательный совет считается сформированным и кто именно определяет факт отсутствия наблюдательного совета;
  • если же наблюдательный совет госкомпании не является правомочным, — он ​​не может принимать решения, кроме как по созыву общего собрания для избрания остальных членов наблюдательного совета.

При этом, при отсутствии прямого регулирования на уровне закона, требования к правомочности наблюдательных советов де-факто остаются на рассмотрение соответствующих государственных органов, имеющих полномочия по утверждению уставов госкомпаний.

Поэтому, по словам Николайчика, указанные принципы требуют доработки в направлении соответствия лучшей международной практике, а именно Руководящим Принципам ОЭСР по корпоративному управлению на предприятиях государственной формы собственности.

Однако в комментариях НВ Бизнес банкиры не так оптимистичны, особенно после того, когда увидели, как были применены нормы законодательства в процессе снятия НС Нафтогаза и назначения нового председателя правления в тот самый момент, когда НС якобы формально отсутствует. Также они обращают внимание на то, что это противоречит даже высказанной в самой пояснительной записке к законопроекту цели «усилить ответственность набсовета банка».

Зачем Нацбанку представительства за рубежом?

Однозначно из опрошенных экспертов никто не смог ответить на этот вопрос.

«Мы давно отмечаем тягу Кирилла Шевченко к публичности, особенно в международном сообществе. Не так давно медиа взорвались информацией о скандальной попытке американского лоббирующего агентства Tricuro, опираясь на сомнительное финансирование сторонних организаций, организовать визит в США для Кирилла Шевченко, Евгения Мецгера и Ирины Венедиктовой», — отметил НВ Бизнес один из собеседников на банковском рынке.

Наличие же представительств за рубежом позволит НБУ финансировать нужную пиар-активность за рубежом. «Возможно, в этом и есть главный интерес. Если нет, то мы готовы услышать публичную позицию НБУ, которая отсутствует как в пояснительной записке к законопроекту, так и в какой-либо публичной плоскости», — сказал один из банкиров.

На запрос НВ Бизнес в пресс-службе НБУ ответили, что правовые основания для открытия представительств регулятора за пределами Украины — это не новые полномочия регулятора, они были введены законом Украины О Национальном банке Украины от 20 мая 1999 года. В частности, статья 4 этого закона содержит норму, согласно которой НБУ может открывать свои учреждения, филиалы и представительства в Украине, а также представительства за ее пределами. «Что касается норм закона Украины О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования вопросов организации корпоративного управления в банках и других вопросов функционирования банковской системы (4367 — ред.), которыми предусмотрено внесение ряда изменений в закон Украины О Национальном банке Украины, в том числе по созданию представительств Национального банка за пределами Украины, они носят исключительно уточняющий характер и имеют целью приведение норм ряда статей данного закона, в частности статей 4, 15 и 22 по этому вопросу, к единой терминологии», — объяснили в НБУ.

В НБУ отметили, что открытие иностранных представительств центрального банка — это распространенная практика, используемая центробанками стран мира. «Целью создания представительств центрального банка за пределами страны являются: взаимодействие с центральными банками и другими регуляторами для представления и защиты интересов собственной страны в финансовой сфере в стране пребывания, где находится представительство; донесение оперативной информации о действиях и планах центробанка по развитию/совершенствованию работы финансового сектора; решение неотложных вопросов во взаимодействии с иностранными инвесторами; содействие развитию торгово-экономических связей между странами и выполнению договоров, заключенных с финансовыми регуляторами стран пребывания», — рассказали НВ Бизнес в НБУ.

На сегодня НБУ не имеет представительств за пределами страны.

Убирается запрет на голосование в случае конфликта интересов

В статье 37 Закона о банках и банковской деятельности упраздняется пункт, который запрещал принимать спорные решения. В частности, удаляется часть текста с таким содержанием: «Члены совета и правления банка обязаны отказаться от участия в принятии решений, если конфликт интересов не позволяет им в полной мере выполнять свои обязанности в интересах банка, его вкладчиков и участников».

Зачем в набсоветах госбанков собственники и члены НС других банков?

Действующей редакцией закона о банках установлен запрет на занятие позиции члена НС госбанка для: владельцев существенного участия другого банка (другими словами — собственников) и членов НС другого банка, зарегистрированного в Украине (это п. 5 статьи 7-й, там где идет описание тех, кому нельзя быть членом НС). «Это вообще очень странная норма, которая появилась в законе, но противоречащая любой логике и международной практике», — прокомментировал НВ Бизнес один из представителей госбанка, пожелавший не называть своего имени. — «Эту норму вообще „тихонько“ затирают другими нормами, якобы тоже нужными, но совершенно тут не к месту, о том, что нельзя членом набсовета быть сотруднику этого банка в течение года. При том, что эта норма и так была. То есть это просто техничное „законотворческое“ замыливание глаз читателя закона».

Сокращение ограничения (cooling-off period) для вхождения в набсовет банка уволенного председателя правления с пяти лет до одного года

Так, в статье 7 Закона о банках и банковской деятельности появился пункт в такой редакции: «Есть или в течение последнего года был руководителем (кроме члена наблюдательного совета) этого государственного банка или его дочернего предприятия, филиала, представительства и/или иного обособленного подразделения». Сейчас прописано — «есть или в течение последних пяти лет».

Таким образом, в наблюдательные советы могли бы попасть недавно уволенные председатели правления государственных банков. К примеру, Андрей Пышный, который ушел как раз год назад из Ощадбанка, или Петр Крумханзл (полгода назад ушел из ПриватБанка).

Пышный в комментарии НВ Бизнес заверил, что не планирует пользоваться этой нормой, чтобы попасть в НС Ощадбанка. «Нет, не планирую. Но вопрос, судя по всему, требует дополнительных разъяснений. Вы, к сожалению, не первый, кто о подобном меня спрашивает, — кому-то некуда девать деньги, вот и гоняют по телеграм-каналам всякую чушь. Решение о формировании наблюдательного совета принимает акционер (Кабинет министров — ред.). НС состоит из 9 членов: 6 независимых директоров и 3 представителей государства, соответственно, по одному от КМУ, ВРУ, президента. На сегодняшний день в НС имеется лишь одна вакансия — независимого директора, и она может быть заполнена исключительно из списка, утверждённого номинационным комитетом комиссии в 2019 году во время конкурсного отбора независимых директоров. Квота представителей государства заполнена на 100%. Так что даже теоретически — нет предмета для подобных разговоров», — ответил он НВ Бизнес.

«Однако многие публикации в медиа говорят о сохранении интереса Пышного к ситуации в Ощадбанке и говорят о том, что его возвращение в Набсовет может серьезно изменить баланс сил, а также повлиять на вектор развития банка, например, через процесс формирования правления банка. Которое до сих пор заморожено из-за отказа НБУ в согласовании четырёх выбранных набсоветом Ощадбанка новых членов правления», — сказал НВ Бизнес хорошо осведомленный источник в Ощадбанке.

Председатель правления Ощадбанка Сергей Наумов не ответил на запрос НВ Бизнес в мессенджере об этом законе, хотя вопрос был прочтён.

Зачем Нацбанку седьмой заместитель главы?

Также закон добавляет еще одного члена правления НБУ к шести имеющимся, который будет отвечать за небанковские учреждения.

Относительно этой правки мнения экспертов сошлись к тому, что идея «сплита» была как раз в том, чтобы объединить опыт по надзору банковских и небанковских организаций, однако разделение этого процесса внутри НБУ противоречит самой идее объединения.

«У МВФ также негативное отношение к этой норме, так как это нарушает чётко продуманную композицию правления и негативно влияет на баланс голосов внутри правления НБУ. Закон действительно уточняет отдельные нормы относительно консолидированного надзора за банковскими группами, лицензирования банков, согласования приобретения существенного участия в банках и требований к их структурам собственности, однако в закон также „подмешаны“ и другие правки, которые могут подпортить репутацию президенту в случае подписания закона, особенно в канун его визита в США, и сорвать дальнейшее сотрудничество с МВФ и уже кажущееся вполне реальным возобновление финансирования МВФ», — прокомментировал НВ Бизнес осведомленный источник на банковском рынке.

В НБУ не ответили на этот вопрос, который содержался в запросе НВ Бизнес.

Поделиться:

Больше Публикации
Показать больше