close

Публикации

Ключевые контакты
20 августа 2020

Условное форматирование

Источник: Юридическая практика

Создание прозрачных и справедливых условий перезагрузки местной судебной власти – одна из главных задач текущего этапа судебной реформы

Вот уж который год каждая новая власть и политикум в целом не устают рассуждать об инвестиционной привлекательности нашей страны. Уж какие только исследования ни проводились для того, чтобы определить, почему же не спешит заводить деньги в нашу страну иностранный инвестор. Назывались разные причины, среди которых и высокий уровень коррупции, и нестабильность законодательства, и даже украинский менталитет. Но главным среди таких критериев, возможно, является катастрофически низкий уровень защиты права собственности и тотальное недоверие к существующей судебной системе.

Суды и инвестиции

В начале этого года Европейская бизнес ассоциация и юридическая фирма SayenkoKharenko провели довольно масштабное исследование среди бизнесменов и юристов по замеру уровня доверия к судебной системе. Приведу лишь несколько цифр. Средний уровень доверия среди лидеров компаний по пятибалльной шкале составил 1,98 балла, а общий уровень непредвзятости судей – 2,55. При этом за последние пять лет практически по всем оцениваемым критериям мы наблюдаем неуклонное падение рейтинга доверия с легким обнадеживающим всплеском оптимизма, который был зафиксирован в 2017 году после начала последней судебной реформы.

Факторы, которые негативно влияют на судебную систему, респонденты распределили следующим образом:

  • коррупция в рамках судебного процесса;
  • высокая загруженность судей;
  • длительность судебного процесса и подготовки решения;
  • нестабильность законодательства и судебной практики;
  • отсутствие реакции со стороны судей на процессуальные нарушения участников;
  • задержки судебных процессов из-за несогласованности графика судей;
  • неудовлетворительное материально-техническое обеспечение судей.

Возникает логичный вопрос. Сможет ли помочь инвестиционная няня повысить уровень доверия к нашей судебной системе? Какими же инструментами ее нужно наделить, чтобы скрасить иногда откровенно незаконные судебные решения? Какие полномочия дать, чтобы обеспечить справедливость судебного процесса? Я думаю, что профессиональная среда согласится со мной в том, что никакая няня тут не поможет. Единственное решение – это продолжение начатой судебной реформы, которая именно в 2017 году дала тот самый всплеск надежды после появления обновленного Верховного Суда.

В суд по-новому

Свой старт судебная реформа взяла в июне 2016 года после принятия Закона «О судоустройстве и статусе судей». Именно благодаря этому закону впервые прошел независимый конкурс среди кандидатов в судьи Верховного Суда. Впервые в профессию были допущены представители адвокатуры и научной среды. Впервые оценивались моральные качества кандидатов. Конечно, мы можем долго говорить о недостатках и перегибах, которые мы иногда наблюдали. Однако результат, по большому счету, оправдал ожидания.

Безусловно, мы искренне ожидали дальнейшего продолжения реформы и полной перезагрузки местных судов. Ведь именно они являются тем «фронт-офисом», с которым сталкивается в первую очередь любой инвестор при нарушении его прав. Именно они формируют первое впечатление о наличии справедливости в стране и независимости судебной системы. И тут, как в лучших традициях, что-то пошло не так. Система забуксовала. Местные суды остались не только не перезагруженными, но и катастрофически теряли рабочие штыки в виде судей, полномочия которых истекли. В результате сегодня мы наблюдаем перенос судебных заседаний на несколько месяцев вперед и огромное количество дел, которые не рассматриваются.

Одним из первых законопроектов, поданных Президентом, стал очередной законопроект о судебной реформе. Но почему-то вместо долгожданного формирования местного уровня судей мы увидели сокращение Верховного Суда, урезание заработных плат, новые полномочия Комиссии по вопросам доброчестности и этики. Закон наделал много шума и вызвал недовольство не только судейского корпуса, но и международной общественности. В результате Конституционный Суд Украины своим решение признал большую часть положений закона неконституционными. И вот мы снова рассуждаем о судебной реформе, а в Верховной Раде Украины регистрируются все новые и новые законопроекты.

Что же нового нам предлагают эти законопроекты? В той или иной степени они все говорят об усилении роли Высшего совета правосудия, ручном формировании количества судей, увеличении количества членов Высшей квалификационной комиссии судей Украины, переименовании кассационных судов в составе Верховного Суда в Сенаты. И почти ничего про местные суды. Ничего о самой стратегии реформирования судебной системы. Ничего о сроках перезагрузки всей системы.

Иностранные судьи?

Совсем недавно Глава исполнительного комитета реформ Михаил Саакашвили заявил о том, что Президент поручил ему создать концепцию кардинальных изменений в судебной системе. Оставим за скобками полномочия Комитета реформ и его главы и постараемся понять, кто и какую стратегию будет готовить. Пока не совсем понятно, кого из юридической общественности готовы привлекать для подготовки этой самой стратегии, и не совсем понятно, какие идеи должна воплощать сама стратегия. Будет ли она продолжением обновления процессуального законодательства или в центре ее внимания окажутся только антикоррупционные инициативы? И вообще, насколько она будет кардинальной?

Одной из идей, высказываемых в СМИ, является создание некоего органа с иностранными судьями. Сама по себе идея не новая. Подобный суд на постсоветском пространстве был впервые создан в январе 2018 года в Международном финансовом центра «Астана» (МФЦА). Такая себе специальная юрисдикция, основанная на принципах английского права. Всего в мире существуют три правовых системы. В англосаксонской системе судьи наделены беспрецедентным авторитетом и несут за свои решения самую высокую ответственность. Континентальная система права, которая используется европейскими странами и странами постсоветского пространства, не терпит прецедентов, индивидуального толкования норм и безграничной свободы договора. Все отношения подчинены единому закону, который для всех одинаков. Мусульманское право, основанное на фикхе (исламская доктрина о правилах поведения), до сих пор активно используется судами в Иране, Пакистане, Тунисе и других странах.

Но давайте вернемся к результатам работы суда МФЦА за два с половиной года. Конечно, основной идеологией создания такой юрисдикции и приглашения статусных британских юристов и судей для разрешения споров была забота о защите инвестора. Именно он должен был стать главным игроком для таких судов. Однако на сегодняшний день этим судом рассмотрено целых два спора. Более того, государство уже всячески пытается стимулировать к походу в такой суд не только инвесторов, но и своих граждан, что явно говорит о, мягко говоря, недозагрузке локального иностранного суда. Наверное, неправильно говорить о причинах создавшейся ситуации в Казахстане, т.к. мы можем не знать обо всех факторах, которые на нее влияли. Но вот представить, что такой суд создан в Украине, вполне можно. И вот тут у практикующих адвокатов должен возникнуть ряд вопросов. Для кого мы создаем возможность судиться по английскому праву? Для большого бизнеса? Для иностранных инвесторов? Но они и так все давно структурируют свои сделки в иностранных юрисдикциях и судятся в иностранных арбитражах. Для среднего бизнеса и наших граждан? А каких адвокатов они наймут, чтобы пойти в английский суд? И сколько будут стоить услуги таких адвокатов со знаниями английского права? А что у нас там в Конституции написано? Юрисдикция судов распространяется на все споры и делегирование судейских функций запрещено.

Подводя итог, хочется предостеречь всех реформаторов от вечного переписывания под себя истории и конституции и создания вечно нового велосипеда. Может, давайте сосредоточимся на создании прозрачных и справедливых условий перезагрузки местной судебной власти?

Поделиться:

Больше Публикации
Показать больше