close
МЕНЮ

Публикации

Ключевые контакты
12 марта 2021

Для тех, кто в банке

Источник: Юридическая практика

О перспективах и возможных последствиях признания неконституционным «антиколомойского» закона, регулирующего вопросы выведения с рынка неплатёжеспособных банков

На рассмотрении Конституционного Суда Украины (КСУ) на той или ной стадии стабильно находится добрая сотня дел, принятых в производство. В том числе те, решение которых имеет прикладное значение для граждан и бизнеса.

В их числе и дело N° 3/239(20) по конституционному представлению 64 народных депутатов Украины о соответствии Конституции Украины (конституционности) Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования механизмов регулирования банковской деятельности», его отдельных положений, а также положений других законодательных актов в редакции этого закона. Дело слушается Большой Палатой КСУ в порядке письменного производства с июля 2020 года.

Немного истории

Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования механизмов регулирования банковской деятельности» № 590-IX (Закон), или так называемый антиколомойский закон, был принят 13 мая 2020 года. До этого времени не было никакой законной возможности ни приостановить ликвидацию, ни тем более провести реституцию, чтобы восстановить прежнее состояние банка, ошибочно заведённого в процедуру ликвидации. Согласитесь, очень странно будет, если Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) начнёт собирать обратно выплаченные компенсации.

В обмен на открытый депозит в банке, платежеспособность которого (как минимум после завода в ликвидационную процедуру) весьма сомнительна.

Залогом скорейшего принятия решений по всем накопившимся в КСУ делам является стабильная работа в пленарном режиме

Наиболее веским аргументом неконституционности отдельных положении «антиколомойского» закона может стать нарушение принципа состязательности судебного процесса в пользу Национального банка Украины и ФГВФЛ физлиц

Законом предлагается единственный механизм на случай ошибки регулятора: возмещение собственникам банка ущерба, нанесённого незаконным решением о неплатежеспособности банка. И моральное удовлетворение с потенциально очищенной репутацией, что важно для топ-менеджмента финансовых учреждений.

Однако, как отмечают эксперты, шансы реально получить возмещение, согласно прописанному механизму, почти равны нулю. Компенсация — это действенный инструмент на случай, если восстановление права невозможно. Что касается механизма. то государство вправе выдвигать требования, которые посчитает нужными, если они не явно дискриминационные и не явно несправедливые.

Поэтом наибольшее число вопросов к Закону относятся к поправкам, внесенным в другие законы, которыми сокращены сроки на обжалование решений, определён порядок рассмотрения этой категории споров судами, установлена доминирующая позиция Национального банка Украины (НБУ) и ФГВФЛ, действия которых стало практически невозможно оспорить, а доводы которых получили приоритет для судов.

Процедурные моменты

Настоящее дело рассматривается КСУ уже более полугода, но в практике суда есть дела, ожидавшие и ожидающие принятия решения ещё дольше. К сожалению или к счастью, КСУ не ограничен временными рамками. Главное условие вынесения вердикта — наличие подготовленного к принятию решения. И, безусловно, хотя бы 10 голосов судей КСУ. отданных за его текст в той или иной редакции. Причём докладчик не всегда согласен с мнением большинства, и не всегда его проект решения является определяющим.

После оглашения решения № (3-р/2020, точнее, после того, как, отвечая на критику со стороны политиков, судья КСУ позволил опубликовать проект решения по другому, не проголосованному ещё делу относительно права на землю, четверо судей КСУ заявили, что не считают подобное поведение допустимым, и отказались принимать участие в заседаниях Большой Палаты КСУ. Суд сконцентрировался на рассмотрении конституционных жалоб, проводя лишь заседании коллегий и сенатов. Впрочем, с 25 февраля 2021 года работа Большой палаты Суда в пленарном режиме возобновилась. Поэтому вынесение проекта решения по этому делу в зал заседаний зависит от готовности самого проекта.

Вопрос, который ставится перед КСУ, довольно сложный. Оспаривается и соблюдение процедуры принятия акта, и некоторые установленные им нормы по сути. Действительно имело место ограничение на внесение поправок в закон, однако было ли такое ограничение неоправданным — вопрос. В самом конституционном представлении отмечается лишь, что ограничение стало следствием того, что предлагаемый к принятию законопроект был зарегистрирован и проголосован по особой процедуре. Это не позволило подать поправки к проекту, но и оградило его от так называемого проправочного спама — злоупотребления правом на законодательную инициативу, когда массово вносятся незначительные поправки лишь для того, чтобы усложнить доработку текста. Однако примечательным является то, что законопроект № 2571-д, ставший впоследствии Законом, был разработан профильным Комитетом парламента по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики и внесен от имени председателя этого комитета. Отметка «д» в его номере указывает на то, что это доработанный проект, по сути, внесённый на замену ранее существовавшему в парламенте, с идеей которого парламент согласился, а вот с текстом — нет. Поэтому изначальный проект № 2571, поданный правительством, был отозван, а его место в повестке дня занял доработанный акт.

Учитывая то, что до момента внесения в парламент именно этого проекта его основная идея уже дискутировалась, а затем над окончательным текстом трулились народные депутаты Украины, представлявшие все или почти все фракции в рамках профильного комитета, маловероятно, что КСУ признает Закон неконституционным полностью ввиду нарушения процедуры.

Вадим Слесарчук, юрист Sayenko Kharenko, отмечает, что нарушение процедуры принятия Закона может быть существенным аргументом, так как парламентом была специально утверждена процедура при принятии указанного Закона во втором чтении, которая может быть истолкована как ограничение права законодательной инициативы народного депутата Украины на внесение поправок к этому законопроекту. «Вместе с тем все мы помним обстоятельства принятия Закона. То есть в данном случае нарушения права законодательной инициативы как такового не было, а было ограничение злоупотребления правом на законодательную инициативу. Мы будем ожидать оценки Конституционным Судом Украины указанных обстоятельств», — отмечает юрист.

По сути дела

При всех недостатках Закона он, надо признать, немного навёл порядок в банковском секторе. Вадим Слесарчук обращает внимание, что этот акт упорядочивает процедуру выведения неплатёжеспособных банков с рынка, а его отмена может оказать негативное влияние на деятельность всей банковской системы. Поэтому КСУ, скорей всего, придётся учесть важность Закона для государства, а также потенциальные системные риски, которые возникнут в случае признания всего Закона или отдельных его положений неконституционными.

Елена Гаврилова, адвокат ЮК VB PARTNERS, отмечает, что Закон ныне активно применяется и государственными органами, и судами. В том числе и его наиболее спорные нормы, направленные на регулирование отношений между собственниками неплатёжеспособных банков, НБУ и ФГВФЛ. А именно:

  • бесповоротность процесса ликвидации банка. Даже установленная судом незаконность решений о признании банка неплатёжеспособным и его ликвидации не возобновляет деятельности банка (на основании этой нормы ФГВФЛ продолжил ликвидацию банков «ЗлатаБанк», «Капитал», «Укринбанк»);
  • особая процедура обжалования решений НБУ и ФГВФЛ о признании банка неплатёжеспособным и его ликвидации, включающая сокращённый до трёх месяцев срок на подачу иска, ограниченный выбор способа защиты лишь признанием незаконности и взысканием убытков, прямые указания суду, как рассматривать иск и закрывать производство, если требования выходят за рамки, установленные Законом, в том числе и по поданным ранее искам, то есть фактическая презумпция «законности» решений НБУ и ФГВФЛ (суды закрыли производства по требованиям о возврате лицензий банкам «Хрещатик», «Юнисон», «Киевская Русь», об отмене регистрации изменений в Едином государственном реестре юридических лиц, физических лиц — предпринимателей и общественных формирований о ликвидации банка «Софийский»);
  • порядок получения компенсации за незаконную ликвидацию — только взыскание убытков в размере стоимости акций, которая устанавливается международной аудиторской компанией (этот вопрос сейчас рассматривает объединённая палата Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного Суда в деле о взыскании убытков акционером банка «Радикал Банк»);
  •  неограниченные сроки ликвидации. ФГВФЛ имеет право продлевать ликвидацию на неограниченные срок по формальным причинам (продлена процедура ликвидации банков «Дельта Банк», «ВиЭйБи Банк», «Финансы и Кредит»).

Именно некоторая ретроспективность действия норм Закона — наиболее спорный момент, который может стать причиной признания его положений неконституционными частично. Вадим Слесарчук отмечает, что это может быть истолковано как нарушение статьи 58 Конституции Украины. Указанная статья устанавливает, что законы и другие нормативно правовые акты не имеют обратного действия во времени, кроме случаев, когда они смягчают или отменяют ответственность лица. «В данном же случае нормы принятого Закона ухудшают положение собственников банков, так как значительно сужают выбор способа защиты их нарушенных прав», — отмечает юрист. Однако, с другой стороны, может идти речь и о том, что введённые Законом нормы имеют процессуальные последствия, а следовательно, действие Закона таких нарушений Конституции Украины не влечёт.

Последствия

Елена Гаврилова, адвокат ЮК VB PARTNERS, напоминает, что. по общему правилу, если КСУ признает Закон или его отдельные положения неконституционными, то они утратят силу с даты принятия решения, и, если КСУ укажет это в своём решении, возобновят действие предыдущие редакции норм, которые были изменены, дополнены и/или исключены Законом. И до решения КСУ все принятые на основании Закона решения НБУ, ФГВФЛ будут правомерными. Но не судебные решения, принятые на основании того же Закона, — процессуальные кодексы дают право на пересмотр судебных решений по исключительным обстоятельствам. Однако это право очень сложно реализовать, поэтому, как прогнозирует адвокат, казанные судебные решения (например, о закрытии судебного производства) пересмотреть будет практически невозможно.

С другой стороны, отмечает Вадим Слесарчук, если собственники байков снова смогут оспаривать процедуру выведения банков с рынка, то после отмены Закона последствия такого оспаривания будут не урегулированы, и спрогнозировать, как будут восстанавливаться права собственников, сложно. Юрист отмечает, что фактически обратить вспять проведённую ФГВФЛ работу по портфелям банковских кредитов, депозитов, реализации активов и пр. невозможно, а после решения КСУ эти действия обретут спорный характер в случае отмены решений НБУ о выведении банков с рынка.

В целом есть все основания полагать, что в части доказательств в рамках судебных процедур Закон и положения отдельных законов в его редакции не соответствуют Конституции Украины.

Возможно, выходцев из судебной системы в КСУ достаточно для того, чтобы признать неконституционными нарушения принципов состязательности и ограничение дискреции суда при рассмотрении споров с ФГВФЛ и НБУ.

Вместе с тем маловероятно, что КСУ признает неконституционными положения о компенсации ущерба (разве что только в части процедуры компенсации, но она ещё не опробована на практике, и невозможно говорить о том, что она нарушает конституционные права или гарантии) или, например, Закон в целой.

Поделиться:

Больше Публикации
Показать больше