Закон про «спліт»: непомітна передача функцій Національному банку або перший крок до кардинальної трансформації ринку фінансових послуг? (російською мовою)

За последний месяц широкую огласку в информационном пространстве получила новость о скором принятии закона “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно консолидации функций по государственному регулированию рынков финансовых услуг”, или, как его уже принято называть, закон о “сплите”. И пока регуляторы с нетерпением ожидают рассмотрения закона во втором чтении, ряд (если не большинство) профессиональных участников рынка настроены довольно скептически по отношению к грядущим изменениям. Вполне естественно, что необходимость пересмотра подходов к ведению деятельности, навязанных извне, чаще всего является довольно болезненной как для менеджмента компаний, так и их собственников. В данном случае более высокая степень неопределенности существует для участников рынка, ранее не имевших опыта взаимодействия с Национальным банком Украины (далее – Национальный банк/НБУ). Однако, насколько такие опасения являются оправданными, попробуем разобраться немного детальнее.

Ключевой задачей проекта закона о “сплите” является упрощение системы органов регулирования и надзора за рынком финансовых услуг: функции, которые ранее выполняла Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сфере рынков финансовых услуг (далее – Нацкомфинуслуг), должны быть распределены между Национальным банком и Национальной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку (далее – НКЦБФР). В частности, за НКЦБФР закрепится регулирование и надзор за профессиональной деятельностью на рынке ценных бумаг и деривативов, а также за деятельностью в системе накопительного пенсионного обеспечения. В свою очередь, Национальный банк будет ключевым регулятором для подавляющей части рынка финансовых услуг, состоящего из кредитных союзов, ломбардов, лизинговых, страховых, факторинговых компаний и т. д.

Помимо перераспределения функций регулирования и надзора, закон о “сплите” иных существенных изменений непосредственно для текущей деятельности финансовых учреждений в Украине не предусматривает. Все действующие нормативно-правовые акты Нацкомфинуслуг продолжат сохранять свое действие до момента их замены положениями новых регуляторов. Лицензии, ранее выданные Нацкомфинуслуг, также продолжают действовать до окончания срока, на который они были выданы.

Последствия принятия закона о “сплите” для финансовых компаний

На первый взгляд, переход функций от одного регулятора к другому носит абсолютно формальный характер. Однако более корректно оценивать реальные последствия принятия закона о “сплите” стоит исходя из анализа устоявшихся подходов в работе НБУ относительно подобных вопросов.

Как известно, начиная с 2015 года Национальный банк осуществил ряд мер, нацеленных на вычищение рынка банковских услуг. Обеспечивать стабильность банковской системы регулятор начал в первую очередь с усиленного контроля за прозрачностью структуры собственности украинских банков. Как результат, более чем у 60-ти украинских банков были выявлены проблемы, связанные с непрозрачностью их структур и отсутствием раскрытия реальных бенефициаров. Далее последовало ужесточение требований к размеру собственного капитала банков и подтверждению достаточности и качества собственных средств у бенефициаров для его формирования. На практике многие акционеры банков столкнулись со сложностями подтверждения источников своих средств в объеме, необходимом для удовлетворения требований НБУ. С конца 2017 года Национальный банк стал дополнительно требовать предоставление стратегии развития банка (бизнес-план) всеми заявителями, желающими приобрести контроль над банком.

Результативность вышеуказанных мер Национального банка подтверждается простой статистикой: количество украинских банков сократилось вдвое, а тенденция к дальнейшему сокращению рынка продолжает сохраняться и на сегодняшний день.

Таким образом, можно с большой долей вероятности полагать, что закон о “сплите” послужит Национальному банку в качестве инструмента для начала процесса подобной трансформации также и на рынке небанковских финансовых услуг в Украине.

Что важно понимать финансовым компаниям в процессе подготовки к работе с новым регулятором?

Осознавая важность наличия открытой и понятной для рынка позиции нового регулятора, последний, не дожидаясь принятия закона о “сплите”, презентовал Белую книгу, в которой сформулировал свое видение относительно дальнейшего изменения регулирования для небанковского финансового сектора. Анализ указанного документа позволяет с уверенностью полагать, что в целом подход Национального банка во всех ключевых направлениях надзора мало в чем будет отличаться от ранее принятых принципов работы с банками.

Одним из главных акцентов Белой книги является необходимость обеспечения финансовой стойкости и платежеспособности финансовых учреждений за счет пруденциального надзора. На первый взгляд, указанный тезис лишь повторяет уже существующие требования к надзору, закрепленные в Законе Украины “О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг”. Однако пруденциальный надзор теперь должен основываться на риск-ориентированном подходе в противовес более формальному подходу Нацкомфинуслуг. На практике это означает, что Национальный банк в процессе проведения проверок, например, относительно соблюдения требований законодательства по вопросам финансового мониторинга будет акцентировать внимание не на фактах выполнения финансовым учреждением установленных процедур, а на их результативности. Соответственно, формальное соблюдение требований законодательства о предупреждении тех или иных рисков в деятельности финансового учреждения не избавит его от возможных претензий и мер воздействия со стороны нового регулятора, если такое выполнение все же не предотвратило проблему.

В вопросах лицензирования Национальный банк также намерен быть не менее требовательным, чем к банкам. Как и прежде, прозрачность структуры собственности, деловая репутация бенефициаров и законность источников происхождения их средств для формирования капитала финансового учреждения или приобретения доли в нем будут ключевыми критериями оценки в процессе лицензирования. При этом стоит учитывать, что Национальный банк никогда не ограничивается формальным анализом предоставленной заявителем информации, а отдает предпочтение самостоятельному глубокому изучению всех возможных рисков, связанных с тем или иным лицом. Соответственно, формат проверки заявителей, скорее всего, будет приведен в соответствие с аналогичными требованиями и подходами, применяющимися к банкам.

Поскольку НБУ также намерен повышать требования к минимальному размеру уставного капитала для некоторых видов финансовых учреждений (кредитных учреждений и страховых компаний), то их собственникам стоит уже сейчас задуматься не только о поиске средств для увеличения капитала, но и о надлежащем подтверждении источников их происхождения.

Также, помимо привычных критериев проверки, компаниям, желающим получить лицензию для предоставления какой-либо из финансовых услуг, потребуется подготовить для НБУ бизнес-план будущей деятельности и подтвердить финансовую состоятельность собственников для его осуществления.

Не менее важное значение для Национального банка имеет корпоративное управление в финансовых учреждениях. В данном аспекте регулятор опять же обещает полагаться на риск-ориентированный подход и учитывать принцип пропорциональности для разных видов финансовых учреждений. В то же время деловая репутация и соответствие квалификационным требованиям будут тщательно проверяться в отношении всех руководителей (членов правления / совета директоров и наблюдательного совета) финансового учреждения.

Когда стоит ожидать изменений?

Согласно опубликованному проекту закона о “сплите” вступление его в силу предусматривалось с 1 января 2016 года. Какая дата будет заложена в обновленном проекте, подготовленном ко второму чтению, пока неизвестно.

По оценкам Национального банка, период перехода всего функционала и принятия необходимых нормативно-правовых актов должен занять не более двух лет. А впрочем, данный промежуток времени может быть использован финансовыми учреждениями, во-первых, для внимательного анализа всех слабых сторон своей деятельности и потенциальных несоответствий самым вероятным требованиям Национального банка и, во-вторых, для плавной адаптации к тем самым требованиям. Не менее важно быть также готовым к правильному и конструктивному диалогу с новым регулятором.

Вывод:

Консолидация функций регулирования рынка финансовых услуг нацелена на создание единых прозрачных стандартов работы для финансовых учреждений, а также системы надзора за данным рынком. В то же время, невзирая на заявленное Национальным банком намерение провести незаметную и безболезненную передачу функций, участникам рынка, скорее всего, придется ощутить существенные изменения в подходах бывшего и нынешнего регулятора к надзору, а также к оценке рисков. Соответственно, финансовым учреждениям и их собственникам стоит уже сейчас критично оценить свой бизнес с точки зрения соответствия заявленным подходам НБУ, тем самым предотвратив появление проблем в будущем. Особенно актуальным данный вопрос является для финансовых учреждений, имеющих лицензии Национального банка, поскольку тенденция к проведению детальной проверки структур их собственности активно прослеживается уже сейчас.

 

 

Подібні публікації

30 Січня 2023

Публікації

Понад 173 млн грн відшкодування вже присудили рф українські суди
26 Січня 2023

Публікації

Гра з тінню: чим небезпечні нелегальні казино та звідки вони беруться?
24 Січня 2023

Публікації

Хто за все заплатить: як рітейлу фіксувати збитки та на які варіанти відшкодування можна розраховувати
Cookies повідомлення

Ми використовуємо дані cookie, щоб аналізувати поведінку відвідувачів
нашого сайту та покращувати його. Використовуючи наш сайт, ви даєте згоду на дані cookie відповідно до нашої Cookie Policy.